Гарри Каспаров: «Путин больше трех лет не продержится»

Время перемен

Дорогие друзья, соратники и сограждане!
Поздравляю вас всех с наступившим 2013 годом, снова и снова желаю вам стойкости и мужества в борьбе за свободную Россию!

Вспоминаю свое прошлогоднее поздравление, в котором я написал, что в наших силах будет многое изменить к лучшему, что мы живем в уникальный исторический момент, когда у нас появляется возможность вершить свою судьбу, судьбу своей страны, судьбу всего мира, и что я хочу, чтобы в 2012 году мы этой возможности не упустили.

Сегодня я утверждаю: мы этой возможности не упустили!

Неумолимая логика водоворота истории

В поиске рациональных аргументов, призванных убедить думающую часть протестного движения в незыблемости путинского режима, кремлевские борзописцы сегодня перешли от своих обычных заклинаний о генетической неспособности российских граждан жить в условиях демократии – к попытке «логически» обосновать тщетность надежд на раскол в правящей элите. Но усердные заверения в ее монолитности не подкрепляются анализом исторических аналогий и, на мой взгляд, слишком поверхностны.

Высоцкий

Владимир Высоцкий родился, вырос, прожил всю жизнь и умер в Советском Союзе. В 2013-м исполняется не только 75 лет со дня рождения поэта, но и 33 года со дня его смерти, и 22 года со дня распада СССР. Но и сейчас, уже в другую эпоху, когда кумиры сменяются очень быстро, о Высоцком можно сказать: над ним время не властно.

«Крестный отец» и его дети

Вера в доброго царя продолжает жить в России на коллективно-бессознательном уровне. Причем за годы путинского правления эти наивные ожидания, обычно характерные для широкой обывательской массы, стали проникать в сознание и просвещенного политического класса. «Антимагнитский» закон, включающий в себя людоедскую поправку о запрете на усыновление, принятый подавляющим большинством голосов депутатов Государственной Думы, многим почему-то казался идеальной возможностью для Путина выступить в роли гуманиста и тем самым набрать политические очки.

Итоги года: мертвая зона

Последние недели уходящего года в России невольно напомнили известный роман Стивена Кинга «Мертвая зона». Герой этой истории имел смертельную опухоль мозга – «мертвую зону», но обладал уникальным даром: прикоснувшись к человеку, он мог увидеть его будущее. Однажды он обменялся случайным рукопожатием с видным политиком-популистом и вдруг увидел, что этот человек станет президентом США и развяжет ядерную войну.

Фашизм на дворе

Сегодня уже многие наши сограждане осознали, что на Россию накатил фашизм. Об этой угрозе говорилось давно и по различным поводам.

Так, Евгений Ихлов еще 23 октября 2008 года предсказал, что следующим рубежом обороны путинизма будет именно фашизм, и отметил две его ключевые составляющие – деспотию и террор, нацеленный на внушение смертельного страха.

Справедливый суд

В свой заметке «О деле Квачкова» Анатолий Чубайс выразил “искреннюю надежду”, что свершившийся суд “был справедливым, что при вынесении приговора были учтены и возраст обвиняемого, и его прошлые заслуги”. Хотя Чубайс заверил, что “не держит зла на Квачкова”, эта фраза исполнена нескрываемого злорадства: ну наконец-то его посадили!

Миф о рыночной экономике

Меня удивило, что 13 февраля известный экономист и менеджер Сергей Алексашенко неожиданно вступил в полемику со мной, вместо того чтобы прокомментировать горячую новость: накануне суд отклонил его иск на 1 млн рублей к бывшему советнику президента России Андрею Илларионову, сообщившему, что перед дефолтом 1998 года первый зампред Центробанка России Алексашенко “играл на рынке ГКО”, как “и другие инсайдеры – лица, работавшие непосредственно во власти и с властью”.